Что Обама должен поведать американцам о Украине

В последнее время президенту Обаме нужно сказать южноамериканскому народу, что украинский кризис стал самой суровой опасностью для системы интернациональной сохранности со времен окончания прохладной войны.

Прошло уже больше месяца с того момента, когда россияне аннексировали Крым, и недавние действия смогли лишь ухудшить кризис: по неким данным, в пятницу пророссийские ополченцы сбили два украинских вертолета над удерживаемым сепаратистами Славянском. Тем более, президент пока не выступил с исчерпающим заявлением, касающимся настоящих ставок в этом конфликте: почему мы столкнулись с данной для нас неувязкой, почему в наших общих интересах решить ее совместно с россиянами и почему, ежели переговоры не посодействуют, мы будем должны посодействовать Украине. Сначала президент должен разъяснить, почему мы не можем мириться с таковой интернациональной системой, в рамках которой бандиты разрешают для себя захватывать остальные страны, а ситуацию в их можно дестабилизировать из-за рубежа. И почему общую ответственность за это несем не только лишь мы, да и наши союзники и друзья, такие как Китай, которые также очень заинтересованы в сохранении стабильности.

В целом я поддерживаю те шаги, которые президент Обама уже предпринял. Беря во внимание ту разновидность демократического альянса, в каком мы состоим, я считаю, что он действовал конкретно так, как это было необходимо в данных обстоятельствах. Но я виню его за то, что он до этого времени не обратился к южноамериканскому народу, чтоб тихо и тщательно объяснить ситуацию. Он не сделал ни 1-го сурового заявления перед народом, чтоб поведать о возможных рисках масштабного интернационального кризиса. Ему нужна поддержка американцев. Потому он должен уверить их, что этот кризис имеет огромное значение и что его позиция заслуживает осознания и поддержки со стороны цивилизации.

Обаме также следует попытаться сформировать на Западе убежденность в том, что мы все несем ответственность за этот кризис, и он должен донести до сознания Москвы, что мы настроены серьезно. Ежели мы желаем сдержать Россию, мы должны уверить ее, что ее злость повлечет за собой массу негативных последствий. Но так случится лишь в этом случае, ежели украинцы будут сопротивляться. Потому нам следует приложить все усилия к тому, чтоб сесть с Россией за стол переговоров и сразу посодействовать украинцам оградить себя в случае нападения. Украинцы будут биться, лишь ежели будут твердо знать, что, в конце концов, они получат помощь Запада, а именно, в виде поставок орудия, нужного для удачной обороны городов. Украинцы не сумеют разбить россиян на открытых местах, куда можно вывести тыщи танков. Они могут победить россиян лишь в продолжительном противоборстве в критериях городов. В данном случае россияне столкнутся с значимым ростом экономических издержек, а в политическом смысле эта война станет бесполезной. Но чтоб иметь возможность защитить город, необходимо иметь противотанковое орудие, портативные ракеты и определенную организационную структуру.

В то же время мы должны изучить возможность отыскать переговорное решение кризиса на Украине вкупе с Россией. Его еще можно выработать, ежели Россия захотит выстроить дела с Украиной по эталону собственных отношений с Финляндией, которая не является членом НАТО и в то же время воспринимает активное роль в делах Европы, невзирая на свои тесноватые связи с Россией. Обама должен уверить российского президента в том, что США готовы пользоваться своим влиянием для того, чтоб гарантировать, что поистине независящая и территориально единая Украина будет вести в отношении России такую же политику, какую удачно ведет Финляндия: это должны быть дела взаимного уважения, Украина обязана получить возможность поддерживать экономические связи как с Россией, так и с Евросоюзом, не обязана вступать в военные альянсы, которые Москва может счесть опасностью для собственной сохранности. Финская модель может стать безупречным примером для Украины, Евросоюза и России.

Так как Россия опасается, что Украина станет частью Евросоюза, я желал бы напомнить россиянам, что для вступления в него стране нужно сдать 32 разных экзамена. На это требуется время. Туркам, например, произнесли, что они могут попробовать вступить в Евросоюз в 1960-х годах - это 50 годов назад. Потому России не стоит бояться стремительной интеграции Украины в Евросоюз.

Усиленные пробы изучить таковой вариант развития событий могут оказаться очень продуктивными, хотя уверить украинцев принять в их роль быть может достаточно трудно. В любом случае на данный момент мы столкнулись с настоящей опасностью, так как Россия пробует силой поменять послевоенную систему обеспечения сохранности. Мы также столкнулись с вероятностью того, что в случае, ежели эти пробы увенчаются фуррором, это приведет к усилению давления на более уязвимых членов НАТО. Конкретно потому я считаю, что мы должны ясно отдать россиянам осознать, каковой размер ставок в данной игре, как высшую стоимость им придется заплатить и какими могут быть характеристики конструктивного решения.

Збигнев Бжезинский - прошлый советник президента США по вопросцам государственной сохранности и создатель книжки «Стратегическое видение: Америка и кризис глобальной власти» (Strategic Vision: America and the Crisis of Global Power).